Эйлин Джек Вилли
дым

Orphanage "Ring of Bells"

Объявление












Новости Каталоги
[14.01.2015]
Идет запись на квест "Вы как раз вовремя", Дары волхвов и Замерзшие души.


[05.01.2015]
Запущен конкурс 18 призраков.


[19.12.2014]
Произошла смена игровой системы.
Игра Квесты
/1/ - /5/
20.12.2011 - 24.12.2011
Кармэла и Джека, праведника и грешника, поймали в гостиной и отправили в подвал за фонарями. Но, кажется, в подвале они не одни. Смогут ли ребята забыть на минуту о ссоре и объединить усилия, чтобы избежать неприятности?
"Вы как раз вовремя"

Темнота сгущается

Дары волхвов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Orphanage "Ring of Bells" » • Флеш » Страшный?


Страшный?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Персонажи: Wiligelim Phantom, Demian Wulf
Время, место: 5.11.2011, 1:00-2:00, подвал и коридор
Краткая история: Хохот, который заглушает хлопок тяжелой двери из ссохшихся досок, уже почти не вызывает страха. Это же такая проза - выбираясь из подвала, глубина которого скрывает тайники с сигаретами, затащить туда Снежка, тихо рисующего в уголке неподалёку. Так просто: сбить очки, выдернуть из рук альбом и, пока он в панике теряется, не в состоянии даже вскрикнуть, за шкирку швырнуть в подвал, в темноту, запирая на слабенький, но всё ещё способный удержать дверь шпингалет. Снежок знает, что подвал периодически проверяют, но никто не приходит до отбоя. И после отбоя. Нашаривая в кармане штанов коробок с щепоткой спичек, которыми Вилли иногда подпаливал края бумаги, он зажигает свечу, настраиваясь сидеть до самого утра, усаживаясь повыше на ступеньках лестницы, там теплее. И через какое-то время слышит шаги. "Наверное, это всё же кто-то из воспитателей", - думает мальчик, радуясь и замирая в ожидании воспитательной речи одновременно, но потом понимает, что хромых воспитателей в приюте нет. А шаги тем временем всё ближе... (продолжение следует)

Отредактировано Wiligelim Phantom (2014-12-05 15:53:27)

0

2

Удар по лицу – и очки отлетают куда-то в сторону. Стоит потянуться за ними, как из рук выдергивают потрепанный альбом, а карандаш вылетает из рук сам. В груди обезумевшей птицей бьётся страх, заполняя собой всё дрожащее существо Снежка, который даже не вскрикивает, лишь зажмуривается, закрываясь хрупкими руками. За чей же ещё счёт самоутверждаться тем, кто ни на что кроме не способен? Только за счёт Фантома.
«Сюрприз будет завхозу, ага. В виде хладного трупика. Не замёрзни, Вилли!»
Падение, как всегда, приходится на коленки, которые разве что чудом каждый раз выдерживают удары. Как он до костей не разбил их до сих пор…
Пропахивая коленками несколько ступенек, Снежок кое-как цепляется за них, карабкаясь наверх, но поздно. Дверь захлопывается, сыпля на голову деревянную сырую труху. Среди гоготания слышится жалобный шелест страниц откинутого в угол альбома, из которого тут же посыпались рисунки «с какими-то уродами». Очки, вероятно, тоже пытались разбить ногой, да только не так-то просто сделать это с такими толстыми стёклами.
«Спокойной ночи, малыш!»
- Ну и когда ты перестанешь это терпеть? – Внутренний голос просыпается тогда, когда стихают шаги и голоса наверху.
- Начни я сейчас колотить в дверь, они бы ещё что-нибудь сделали. Они же этого ждали… - Тихо шепчет мальчик, стараясь не смотреть вдаль, в темноту. Он забирается на ступеньку повыше, туда, откуда видно хоть малюсенькие просветы. Он не стесняется сейчас говорить в слух, всё равно никто не слышит, да и услышит ли? Ответа не получает и с какой-то странной радостью думает, что они, за редким случаем, сошлись во мнениях.
В подвале сыро, неприятно и как-то кисло пахнет, а ещё очень холодно, и Снежок тянет рукава растянутого белого свитера. Ах да, уже не белого – с серыми пыльными полосами на спине. Он зябко ёжится, потирает друг о друга ладони, то и дело посматривая наверх. Тишина.
Просидев с час, он рискнул постучать в дверь, чем вызвал только хохот в своей голове.
- Как на собеседование, ей богу! Извинись ещё!
На это Вилли ничего не ответил, но несколько раздраженно ударил кулачком в дверь. Руке было больно. Толку не было вообще. А между тем просветов в двери становилось всё меньше. Кажется, спокойная ночь у него, и правда, будет здесь. Бывать в подвале приходилось часто, а вот ночевать – ни разу.
«Тут где-то были свечи, я точно помню», - подумал Снежок, осторожно спускаясь по лестнице вниз, чувствуя, как от страха перед темнотой дрожат коленки. Как стоит отвлечься от поисков – и вспыхнут в самой гуще тьмы горящие алым глаза, и эхом будет отдаваться звук капающей чёрной слюны с зубастой пасти. Нет-нет-нет, Пёс приходит только во сне. Его не может быть здесь, не может…
Нащупав свечку, Вилли облегченно вздохнул. Однако, схватив её, уронил какую-то жестяную банку, в которую, видимо, бросали огарки. Подскочив от звона, мальчик буквально рванул к лестнице, спотыкаясь и сшибая всё, что можно. Забирается повыше. И только там уже пытается в темноте кое-как зажечь свечку.
Коробок, хоть и был лёгким, чуть упирался уголком сквозь карман серых джинс, главное, чтобы спички в нём были.
- О, здорово, - Вилигелим образовался, когда услышал тихий стук в коробке. Разжигал спичку долго – замёрзшие пальцы дрожали и не слушались.
- Пожар бы не устроить, - нахмурился Снежок, когда маленький огонёк на конце спички всё-таки вспыхнул.
- Жаль, тогда было бы светло и тепло.
- Дурак…
И вот фитиль зажегся. Вилли удивился, как много света может быть от одной маленькой свечки. А ещё от неё было тепло. По крайней мере, приятный цвет огня, медленно танцующий от то и дело обвивавшихся вокруг хрупкой фигурки сквозняков, навевал только тёплые мысли.
«Вот и посижу… Вот и подожду… И вообще, каждую ночь кто-то дежурит. Вдруг решать проверить? Лишь бы сильно не наругали…»

+1

3

Вот и ночь. Как только яркое солнце скрылось за горизонтом и тьма укрыла своим одеялом небосвод, в старом приюте что-то начало оживать. Словно своя жизнь, ночная. Время тех, кому нельзя находиться днём среди остальных. Полтергейсты. И, возможно, самый страшный из них медленно спускался с чердака на самый первый этаж. Снова обход. Снова с первого этажа, ведь прошлой ночью он закончил на чердаке. И к концу ночи он обязан осмотреть всё здание и наказать тех, кто не соблюдает правила уже другой игры, ночной. Словно ещё один негласный договор. Словно чьё-то обязательно. Демьян просто обходил всё здание снизу доверху и сверху донизу.
Вот раздаются тяжёлые шаги и звук, словно что-то волокут. На самом деле левая нога просто была повреждена и слегка волочилась по полу, оставляя едва заметные следы от когтей. Левая рука оставляла похожие следы, но уже на стенах. Пригибаясь из-за низости потолка, полтергейст начал обход первого этажа, двигаясь немного резко и слегка подрагивая своей ужасной головой. Волчьи ушки слегка подрагивали, улавливая малейшие шумы поблизости. Может оказаться так, что что-нибудь пройдёт мимо его глаз или нюха. Хотя нет, костяные ноздри вдыхают различные запахи, словно нос живого волка. В голове крутились различные мысли, в основном навязчивая мысль найти всё-таки одну пропавшую у него книгу. Он не помнил, куда положил её и уже с неделю мучался, пытаясь её отыскать. Размышления о пропавшей книге были прерваны странным запахом. Слабо пахнет, как тает воск под огнём и запах ещё чего-то. Чего-то живого и дышащего. Запах был слабым. Видимо, где-то вдалеке. Полтергейст зашагал чуть быстрее, даже не полагаясь на своё зрение, но и не видя никого больше. Видимо призраки разбежались ,либо из сейчас на этом этаже не было. А тем временем полтергейст быстро шагал сквозь коридоры и комнаты, не слишком обращая внимания, как он идёт. Он никогда не запоминал расположение всех этих комнат. Просто обходил каждую. А сейчас... Сейчас что-то было в подвале. Хрррм... Из подвала точно ничего не могло доноситься, включая таких запахов и... света? Действительно, зоркие глаза углядели едва различимый свет из под двери. Медленным шагом он подошёл к двери и с силой втянул воздух, отчего вышло немного шумно. Да, действительно свеча. Но откуда? И зачем? Десять когтей обоих рук оцарапали дверь. Сипло дыша, полтергейст толкнул дверь, не убирая левую руку с двери. Правая же ладонь скрючилась так. словно готовая тут же схватить мерзавца, который не соблюдает правила ночной игры.

+1

4

Снежок всё же находит у свечи один минус – капли воска, не успевшие застыть, больно обжигают пальцы. Мальчик тихо шипит, то одной, то рукой другой сжимая источник света. Как бы хорошо он не создавал иллюзию тепла,  сквозняки скоро принялись за Фантома, щекоча ноги в шерстяных носках, забираясь под свитер и дробя свои ледяные мотивы по позвонкам, заставляя сжиматься и ёжиться, периодически вздрагивая.
И тут он замер, прислушивалась.
В какой-то момент Вилигелиму показалось, что это сердце так стучит от внезапно накатившего страха перед темнотой, в которой, кажется, только что что-то пробежало.
Вилли тряхнул головой, вовремя опомнившись и прикрыв огонёк свечи рукой, чуть было не погасив его. Прижав свободную руку к груди, словно это может заглушить сильное биение в груди, он снова прислушался. Нет, всё же, это были шаги, которые с каждым разом становились всё громче. Шли определенно к подвалу.
«О, видимо спать я сегодня буду в своей кровати и со своими котами. Слава богу». – Снежок облегченно вздохнул и, кажется, успокоился.  С сожалением пересел на ступеньку повыше. С сожалением, потому что та была уже мало-мальски нагрета.
Вот сейчас кто-нибудь из воспитателей откроет дверь. Возможно, наругает его за то, что…
- Почему ты спишь здесь, а не в своей кровати?! – картинно ворчит внутренний голос, и Вилли прямо видит до смешного недовольное лицо перед глазами. Если бы у того голоса в голове всё же было лицо.
- Слушай, а как ты выглядишь?
- Я - это ты, глупый ребенок. Не отвлекайся. Так почему ты спишь здесь, а не в своей кровати?!
- Но я ведь не сам снаружи закрылся?
- Хм, хороший ответ, очевидный, молодец. Только они сонные и могут принять за дерзость. Хотя откуда в тебе, агнец божий, дерзость… В минус уходит вместе со зрением, аж стыдно.
- За зрение?
- Проехали…
Не вслушиваясь в хаотичные мысли, Фантом снова возвращается к прослушиванию шагов, и в какой-то момент понимает, что они какие-то… неровные. Будто что-то волокут по полу.
«У нас нет хромых воспитателей. Кто это сюда идёт? Или кого-то сюда… тащат?» - От последней мысли и без того большие глаза становятся ещё больше. Вилигелим инстинктивно придвигается поближе к шатким перилам, затаиваясь и прикусывая губы, чтобы срывавшиеся с них короткие выдохи не мешали слушать. В животе откуда-то возник холодный воздух, начиная медленно подниматься к горлу, вставая там комом.
В унисон скрежету когтей по двери пробегают по спине мурашки, а волосы на затылке, кажется, дыбом встают. Да, это точно были когти. Ошибки быть не может. И никаких голосов. Только чьё-то хриплое дыхание, эхом отзывающееся в голове.
Вилли знал о тех, кто просыпается тогда, когда засыпают дети. Знал и не особо их боялся. Потому что знал их и чего от них ожидать. Кроме чердачной ведьмы – вот уж кто вызывал панический ужас.
- Этот пёс – лишь плод твоего воображения. Тебе показалось. Нет, я понимаю, что в глубине души ты именно такого приручить и хотел бы, но это всё бред, бред, понимаешь?
- Тише, не мешай, молч… - Шепчет в темноту Снежок и не договаривает, замерев, когда дверь распахивается.
Он оглядывается медленно, заторможено поворачивая голову, ожидая увидеть, наверное, всё что угодно. И наткнувшись распахнутым открытым взглядом на затянутые слепой пеленой глаза, в которых отражалось дрожащее пламя свечи, чуть приоткрыл рот. Взгляд забегал, рассматривая жуткое существо, закрывавшее теперь долгожданный выход из сырого и холодного подвала. Классика человеческих кошмаров: чёрные одежды, шерсть, белые глаза, и череп… череп вместо головы. Когтистые тёмные лапы. И всё это вкупе смотрится так органично, так завершено, что перехватывает дыхание. Вилли шумно сгладывает, с минуту то открывает, то закрывает рот, а потом сипло выдаёт, даже не надеясь на то, что ему ответят и вообще поймут его дрожащий голос:
- В-вы т-так вовремя, ч-честное слово… - Со стороны казалось, что мальчик тут вовсе не пленник, так уж он хорошо сидел на ступеньке со свечкой в руках. И ловил себя на мысли, что ему дико интересно потрогать череп и еле заметные в темноте уши. Внутренний голос порыва не одобрил, в который раз обозвав дураком.

0

5

-Хрррм. Живой ребёнок, как я и думал.
Монстр наклонился и почти вплотную приблизил свой череп к лицу парнишки. Правая рука потянулась к крохотному телу и легко перехватила поперёк туловища. Телекинез, конечно же. Как же призрак сможет поднять что-то материальное своими силами? А вот никак. Подняв парня где-то на сантиметров 15-20 над полом, внимательно изучает его, осматривая его своими белыми глазами. Что-то подсказывало ,что этого мелкого просто так не испугать. А если и испугается, то скорее в обморок упадёт от испуга. Остаётся пока только одно, узнать причину, почему дитё, собственно, не спит.
-У тебя есть минута, чтобы объяснить мне, что ты тут делаешь. Иначе я сдеру с тебя кожу и твою мягкую плоть с твоих младых костей.
Клацнув своими челюстями вблизи мальчишеского уха, монстр глухо и сипло рассмеялся. Продолжалось это несколько секунд. Всё-таки у призрака было чувство юмора. Своё. Он разжал руку и парниша упал на лестничную площадку. Конечно, это всего лишь человеческий ребёнок, но правила писаны для всех. Не важно, какого нарушитель возраста. Важно то, как предотвратить подобные действия нарушения правил.

0

6

Огромные глаза распахиваются шире настолько же, насколько приближается к побледневшему до бумажной белизны лицу жуткий череп. Снежок общался с призраками, но никогда не был к ним так близко, а потому холод, исходивший от невиданного чудища, ощущался всем дрожащим телом и ледянил кровь.
Он был ужасен. Жуткий череп, лохмотья, при виде которых в голове отчего-то начинал звучать тихий скрип и звон кладбищенских калиток – у них он особый, а запах свечи ассоциации только усиливал. Вывернутые наизнанку глаза впивались взглядом не худе пока только наблюдаемых зубов – Вилигелим был уверен в том, что они очень острые. Так же, как и когти, на которые мальчик рисковал напороться. Ничтожно маленький в сравнении с этим исполином, казалось, лестница не просто исчезла из- под ног – до неё и лететь-то придется долго.  Призрак был самым точнейшим воплощением слова «страшный». Страшно…
- Ты рехнутый. Я тебя не понимаю. – Внутренний голос, кажется, вкусов Снежка никогда не понимал и не разделял. Всей этой страсти к необычному.
- И не обязан. – Мысленно фыркает в ответ мальчик, когда будто бы случайно утыкается носом между костяных ноздрей. И восторг, смешанный с явным страхом, не заметит в голубых глазах разве что слепой.
Замерев, Вилли, не дыша, слушает хриплый рычащий голос, вздрагивает от клацанья зубов. Фантазия у Фантома мгновенного действия, ему не надо напрягаться и утруждаться для того, чтобы ясно увидеть, как острые зубы и когти срывают тонкую кожу, как плёночку, как кожуру с вареной картошки, ювелирно, почти бескровно. И только потом рвут на части мышцы, заливая ступеньки подвала кровью, запах который сделает сырой запах подвала ещё и сладковато душным.
- У тебя кровь-то есть вообще, гриб сушеный?
- Я п-просто рисовал т-тут… в с-смысле не прямо тут, т-тут же темно, в к-коридоре. А по-потом вот…Ой! – Падение пришлось, как всегда, на коленки, о чём известил громкий стук. Свечка потухла ещё в падении и выпала из рук, и теперь можно было слышать, как она, глухо стукая, катится по лестнице вниз.
Сжавшись на полу в ожидании того, что ноющая боль от удара утихнет, он решился продолжить.
-  Т-тут оказался… А т-там заперто… - Снежок заикается абсолютно перед всеми незнакомцами – хоть перед живыми, хоть перед мертвыми. Волнения добавляет сочетание страха и восхищения, а ещё нежелание рассказывать это короткое приключение в подробностях – Вилли же не стукач. Да и сидеть, дрожать и жаловаться… «Выглядит отвратительно».
Несмотря на угрозы, мальчик буквально поглощен образом возвышающегося перед ним чудовища. Растрепанные неопрятные волосы в купе с еле заметными под ними ушами упорно напоминают ему клокастую шерсть огромных бродячих собак, которые отчего-то вызывали у мальчика какие-то особые приступы восхищения, если не сказать что нежности.
Замерев с приоткрытым ртом, Снежок вновь уставился на призрака, рассматривая и не зная, стоит ли задавать свой глупый вопрос.
- Ну, терять тебе всё равно нечего, хотя я бы не советовал…
- А у вас правда… в-волчьи ушки? И т-такие з-зубы… - дрожащий голос становится несколько тише, садится. – Я… м-можно их потрогать?

+1

7

Если сначала сбивчивые объяснения паренька призрак слушал не слишком внимательно, ибо он и сам уже видел, что его сюда запихнули силком, то потом он рыкнул, услышав нечто странное. Потрогать? Он что, совсем не понимает ,кто перед ним? В общем Демьян действительно напоминал некоего бродячего пса. Старого, уродливого, но, тем не менее, ужасного. Судя по восхищению в глазах парня, он любил подобное. А вот угроза с пожиранием уже не актуально. Он просто не может навредить НАСТОЛЬКО сильно живым обитателям приюта. В первую очередь - он просто сторожевой пёс. В некотором роде. Поэтому, схватив мальчишку за воротник, он вышагнул из подвала и захлопнул дверь, выволакивая мальца в коридор.
-Гррх, нет. Где твоя комната?
Спрашивать так не хотелось. Уж больно голос у этих детей раздражающий. Раздражающий именно для ушей призрака. Ну или просто он вообще не любил детей из-за их непоседливости и непослушания. Но, тем не менее, ребёнка надо было отвести в его спальню. Испугать не вышло - но "помочь" надо. Оглянувшись, призрак ещё раз клацнул клыками и, немного подумав, взял мальчика за шиворот правой рукой. Левой же продолжает опираться о стену. Начав свой путь, сразу же начал слегка шуметь, волоча за собой повреждённую левую ногу и хрипло дыша, воссоздавая антураж жуткого призрака вновь, но уже при парнишке.

+1

8

- И-из… извин-ните. - Ворот свитера сжался вокруг тонкой шеи, вызывая тихое покашливание. Вилли вжал голову в плечи, зажмуриваясь и начиная мелко дрожать. Неужели, и правда, сожрут? Сдерут кожу? Внутренности разберут по мелким кусочкам? Несомненно, мальчику было страшно… Но почему-то не так, как в те моменты, когда загоняла в угол кучка сверстников, или когда тянули из рук альбом, а то и вовсе выбивали его ногами, больно ударяя носками кроссовок и ботинок по тонким рукам, с тихим хрустом разбивая множество сосудов под тонкой кожей-промокашкой, моментально превращая в красно-фиолетовые синяки и заставляя пальцы трястись ещё больше. Когда выдирали из рук единственного тряпичного друга и обзывали девчонкой…
Однако никаких болевых ощущений кроме легкого удушья не последовало. Призрак выволок его за шиворот в коридор, захлопывая дверь.
- С-спасибо. – Приоткрыв один глаз, Вилигелим взглянул на ночное чудище. Голос у мальчика был очень тихий, глухой, с минимумом резких ноток. Да и где уж какому звуку сорваться, когда так шепчут? – Второй этаж. Ш-шестая спальня…
И мальчонка снова затих. Смирно «болтался» в когтистой лапе, которую так хотелось рассмотреть. И череп, и уши, и даже белые глаза – всё это так его интересовало, так хотелось протянуть свои дрожащие пальцы и потрогать, если бы только разрешили, ведь он не сделал бы ничего плохого или раздражающего! Ну, по крайней мере, Вилигелим так думал.
Кусая губы, Вилли смотрел под ноги, то и дело скашивая глаза на призрака, вслушиваясь в исходившие от него звуки. Тихий скрежет когтей по стене, шум волочившейся по полу ноги, тяжелое дыхание, которое у любого другого вызвало бы леденящий душу страх. Но, видимо, не с очарованным ночным чудовищем Снежком.
- Я т-тяжелый, наверное? – Робко поинтересовался он, вновь поворачивая голову пытаясь посмотреть в белые глаза. – Вы можете м-меня отпустить. Я никуда не убегу, п-п-правда. Мн-не даже не хочется. – Он снова замолкает, но ненадолго.
- А как Вы меня нашли? Вроде я не шумел. То есть, это хорошо, что вы меня нашли, я бы замёрз там за ночь без шарфа… И… как мне Вас называть?
Снежок поражался сам себе. Очень редко его пробивало на такое количество слов. Чаще всё это держалось за плотно сжатыми губами и озвучивалось только мысленно. Но это, несомненно, ужасное существо так будоражило интерес, наверное, самого шуганного мальчика в приюте, что он даже почти не заикался. Он прекрасно понимал, как рискует, ведь ночные призраки непредсказуемы, среди очень мало доброжелательных, похожих на детей, как правило, все они – порождения ночных кошмаров, твари, которые только и жаждут, что напугать, вызвать дрожь в коленках, слёзы, крики…
Но это чудище – хоть у Вилли и язык бы не повернулся так назвать незнакомца, - если бы желало напугать его по-настоящему или что-то сотворить, давно бы уже воплотило свои слова в реальность. Или продолжило бы пугать там, в замкнутом пространстве. И тогда у Вилигелима точно случился бы разрыв сердца.
- Даже не думай, я ещё пожить хочу. – Тут же пресёк любые упоминания о собственной смерти внутренний голос. Вилли еле слышно усмехнулся, на мгновение искривляя подрагивающие губы в робкой улыбке.
- Нахлебник, ты чего замолчал?
- Я и сейчас замолчу. Тут интересно.
- И правда…
Вилигелим не боялся, что улыбку заметят, только от момента к моменту она подрагивала, изламываясь в уголках.
- А м-меня Вилли зовут…

+1

9

-Никак. Живым не обязательно помнить тех, кто умер очень давно.
Это был первый ответ на один из множества вопросов, произнесённых дрожащим голоском мальчишки. Когда же ушей призрака коснулась фраза о нежелании побега, он лишь немного ослабил хватку, но продолжил держать парня за воротник. Пока они шли к его спальне, призрак слушал, что говорит малец. Однако не на все вопросы призрак торопился давать ответ и поэтому, в очередной раз медленно заглянув за угол, чтобы убедиться в отсутствии других призраков, он ответил лишь на один из вопросов мальчика.http://sf.uploads.ru/KRfE3.png
-Твоя... свеча. Её запах. Спасибо скажешь свече своей. Если бы не она, я бы тебя не нашёл.
Конечно это была лишь отчасти правда. Без запаха свечи, призрак бы нашёл парнишку намного позже. Обоняние у него не такое сильное, как у настоящих представителей семейства собачьих, но всё же лишь слегка сильнее, чем у обычных людей. И этого "слегка" иногда недостаточно. Вновь глянув за угол, он подошёл с мальчиком к лестнице. Выдохнул облачко пара и начал подниматься медленно, каждый раз пытаясь встать ровно на ступеньку. Очень долгий подъём для призрака ,поэтому мальчика он подталкивал перед собой, вытянут правую длинную руку. Тупени под ногами двигались очень медленно, да и сам призрак прилагал, казалось, немалые усилия, чтобы не упасть и не потащить мальчишку за собой вниз. Хотя скорее всего он бы провалился сквозь пол, а беловолосый бы очень сильно ударился о деревянный паркет. Наконец он встал на пол второго этажа и вновь огляделся, прислушиваясь. В плане слуха он ощущал лучше, нежели в плане обоняния или зрения. И снова многочисленная череда коридоров со множеством дверей. Вздохнул и, словно вдохнув воздуха, продолжил свою хромающую ходьбу, сопровождая мальчика к шестой комнате. Оставались ещё вопросы, но уже у самого призрака. Оперевшись о стену, он медленно сел на пол, внимательно глядя на мальчугана. Они не дошли до поворота, за которым были как раз комнаты от первой до десятой, всего с десяток метров. И сторож-призрак решил всё-таки удовлетворить своё любопытство.
-Вилли, значит, хха... Скажи-ка мне, мальчик, почему же ты так спокоен? С самого начала нашей встречи что-то было в тебе так спокойно и не давало испугаться. Почему?
При этом вопросе он приблизил череп ближе. рассматривая мальчугана и силясь самостоятельно найти ответ на такой непонятный вопрос.

+1

10

- Как же не обязательно?  - Искренне удивился мальчик и, наверное, от удивления перестал заикаться. – Если они были дороги и… если таких в твоей жизни больше не будет, разве не стоят они того, чтобы о них помнить?
- Хорошо говоришь, - отозвался в голове печальный голос, а воображение – или не оно? – тут же подкинула пару образов и вот на своём пути мальчик вновь видит собранную из кусков прекрасную женщину, протягивающую к нему руки. Внутри всё похолодело, Снежок неловко оступился, спотыкаясь о собственные ноги.
- О-ой, и-извините, задумался… Так… к тому же Вы, так или иначе, есть, значит и имя у Вас есть, и… разве не приятно, когда зовут по имени?
Решив, что сказал уже слишком много, Вилли замолчал. На слова о свече только коротко кивнул и продолжил идти рядом с призраком, стараясь смотреть под ноги, то ли чтобы больше не спотыкаться, то ли чтобы сознание не подкинуло парочку хоть и милых сердцу, но жутких галлюцинаций.
Дойдя до лестницы, мальчик пошёл вперед. Он старался не оборачиваться, чтобы не задерживать призрака, и всё же чувствовал от легких толчков в спину, что тот идёт как-то тяжело.
- В-вам тяжело ходить по лестницам? Может, я могу…
- Он же призрак, дубина.
- Д-да-да, верно…
Подъём по лестнице продолжился в тишине. На верхней ступеньке Вилли всё-таки обернулся, оглядываясь и глядя на ночное чудище снизу-вверх. Снова споткнулся о собственные ноги и снова тихо извинился.
Вилигелим замер у двери, удивлённо наблюдая за тем, как призрак оседает на пол у стены. На звук своего имени он склонило голову на бок и спрятав руки за спину, показывая, что слушает. Он с пару секунд промолчал, кусая губы и, очевидно, смущаясь, но потом позволил себе неуверенно улыбнуться.
- Н-ну… во-первых, вы меня так или иначе спасли. Я о-очень чувствителен к холоду и просиди я там до утра – сраз-зу подхватил бы с-сильную ангину. Н-но это мелочь н-наверное, по сравнению с тем, к-как я боюсь темноты. П-парадоксально, не п-правда ли? – Мальчик нерешительно поднял на призрака взгляд. – Темнота прячет своих чудовищ, а ночных призраков ведь к ним относят. И В-вас в т-том числе, х-хотя я раньше Вас не видел, я в-ведь почти не выхожу ночью в коридор…  А в-во-вторых… Вы только не думайте, что я издеваюсь, или смеюсь, п-пожалуйста. Вы… У вас… - Вилли немного нахмурился, пытаясь подобрать необидные слова. – Вы очень похожи на большую собаку. Я люблю больших собак. Они иногда очень страшно выглядят, но ведь это совсем не означает того, что они злые.
Снежок снова замолчал, смущенно кусая губы и пряча от призрака взгляд. Но в какой-то момент всё же нерешительно его поднял.
- В-вы наверное устали, пока тащили меня сюда, да? М-может, зайдёте ко мне? Е-если хотие, к-конечно, я н-не настаиваю. Я понимаю, что должен спать сейчас, но я б-боюсь один… В комнате…
Внутренний голос хотел, было, что-то добавить, но решил, что абсурднее уже некуда. Просить полтергейста, из-за которых большинство детей трепещет перед ночью и темнотой, побыть с ним – это... Вот каким словом это назвать?

+1

11

Demian Wulf|Бабайка
Репутация: легенда
Особенности: Очень высокий,
хромает на левую ногу, страшный.
Полтергейст

Полтергейст не ожидал, что ему попадется такой разговорчивый мальчишка. Обычно те, кого закрывают в подвале, у кого отбирают альбом, обычно речь их немногословна и еле слышна. Но этот белый комок, с виду мягкий, но очень хрупкий, оказался весьма общительным. И это не радовало, о чем говорило громкое дыхание, которое вот-вот, казалось, перерастет в тихое, сдавленное рычание. Впрочем, наверное, именно этого Вилли и добивался. Волк, услышав абсурдное заявление и еще более ненормальное приглашение, оскалился, то ли улыбнувшись, то ли наоборот, и отпрянул от человека. Он все еще не мог определиться, спустить с него кожу прямо в коридоре или съесть до последней косточки в комнате...?
- Ты не бойся... - с трудом выговаривал призрак, делая длинные паузы между словами. И без того высокая фигура стала расти, расширяться, оскал становился злее, а глазницы глубже. Неподвижные черты черепа, кажется, приобрели злобный, разгневанный характер. - Один...
Гнев переполнял полтергейста. Мало того, что его сравнили с собакой... С собакой! Паршивым псом! Так еще и бесстрашно пригласили к себе, словно этот пес еще и ручной. Когда голова уперлась в потолок, пришлось наклониться и сгорбиться. Черная непроглядная мгла его туловища окружала мальчишку, когтистые лапы упирались в стену так сильно, что не обошлось без новых трещин. Череп нависал над белобрысой головой, из пасти на него капала густая слюна голодного зверя. Вскоре тело чудовища растворилось в коридорной тьме, оставив белеть только волчий череп над головой Вилли. Тот, силясь с желанием навредить, прошипел, обжигая холодным дыханием макушку юнца:
- Бойся с полтергейстом.
Хотелось рассказать больше о том, почему не стоит приглашать в комнату первого встречного призрака, но увы, это было не по правилам игры, в которую здесь все негласно играли.
Скрип когтей по древесине, щелчок ручки и дверь со скрипом отворилась, приглашая малыша войти. А волчья голова исчезла, будто ее и не было вовсе. Только лишь слюна непонятно откуда взялась на ребенке.

0


Вы здесь » Orphanage "Ring of Bells" » • Флеш » Страшный?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC