Эйлин Джек Вилли
дым

Orphanage "Ring of Bells"

Объявление












Новости Каталоги
[14.01.2015]
Идет запись на квест "Вы как раз вовремя", Дары волхвов и Замерзшие души.


[05.01.2015]
Запущен конкурс 18 призраков.


[19.12.2014]
Произошла смена игровой системы.
Игра Квесты
/1/ - /5/
20.12.2011 - 24.12.2011
Кармэла и Джека, праведника и грешника, поймали в гостиной и отправили в подвал за фонарями. Но, кажется, в подвале они не одни. Смогут ли ребята забыть на минуту о ссоре и объединить усилия, чтобы избежать неприятности?
"Вы как раз вовремя"

Темнота сгущается

Дары волхвов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Orphanage "Ring of Bells" » • Флеш » И где-то хлопнет дверь.


И где-то хлопнет дверь.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Персонажи:
Evan Kelly, Eileen Wallace
Время, место:
10 апреля, на дворе 2010 год, около 8 утра. Кухня, а дальше пробираемся на улицу, в беседку.
Краткая история:
Эта история о двух «полюсах планеты».
Забавная повесть о невозможном…
В это раннее утро Эван как обычно помогал на кухне. С какой-то стороны ему не повезло: не проспал только он, поэтому приходилось отдуваться за всех. Спустя какое-то время в проеме двери осторожно показалась девчушка-альбинос, которая, судя по виду, не спала всю ночь. Вздох облегчения – нет, не суждено сегодня Келли страдать одному. Хотя может, он рано радуется?

0

2

С самого первого луча солнца, который нагло постучался в окно и нарочито нарушил сладкий сон укутавшегося в теплое одеяло парнишки, утро так и показывало всем своим видом, что удача подождет до завтра. И, несмотря на то, что за окном была солнечная погода, такая приятная для апрельского раннего променада, сон на этих весах судьбы казался куда привлекательнее. Особенно на текущий момент, когда уже постепенно приходило осознание того, что скоро пора будет приниматься за работу. Борясь с собственной ленью и желанием окунуться в мир снов, Эван нехотя поднялся с кровати. Делал он это так, будто каторжный раб, после очередных побоев плетью и на третий день голодания, катит пятидесятикилограммовую телегу, до краев набитую камнем из рабочих шахт. Всем своим видом он давал понять этому бодрому утру, что зря оно вторглось в его владения, и что ему здесь не очень рады. Зевнув, парень уселся на кровать и укутался в одеяло, все еще не понимая, что происходит вокруг. Ох уж эта старая традиция сидеть на кровати, тщетно пытаясь прийти в себя и борясь с остатками сна и своей ленью, с пустотой в мыслях,  устремив свой взор в пустоту, как будто монах Шаолиня во время медитации. Но Келли не был монахом, да и до полетов души вне собственного тела ему было далеко. Делать было нечего, и, переборов себя, парень все-таки встал с кровати, настроился на работу и оделся.
Теперь же он стоял на кухне с половником в руках и все еще думал о какой-то ерунде, отвлекающей его от дела. Взгляд светлячка был устремлен на кипящую жидкость, едва напоминающую что-то съедобное, которая закипала в огромной кастрюле. Создавалось впечатление, что в этой емкости парень варит Медузу Горгону, которая все-таки успела поймать взгляд врага прежде, чем была охвачена горячей жидкостью. И теперь поваренок окаменел и не мог более прийти в себя и пошевелиться. Но на деле, парень просто витал в облаках, ведь сейчас никто, кроме будущего супа, не мешал ему это делать. И хотя Келли пришлось одному отдуваться на кухне из-за того, что по какой-то мистической причине никого из других поварят не оказалось на рабочем месте. А ведь когда он соглашался на этот рабский труд, то думал, что тут много ответственных работников, которым еще будет чему научить новенького. На деле же, ему всучили одежду, половник и сказали «вперед». Что делать, как делать, оставалось только придумывать самому. Странная, конечно, система, ведь сделаешь что-то не так, и тебе за это отвечать. И никто не посмотрит на то, что ты только недавно тут работаешь и ранее еще не держал в руках половника. Сегодня Эван уже принял решение, что без еды прожить можно около недели, а то и больше. В любом случае, кто-то говорил, что можно питаться корой деревьев…
Какой же я криворукий. И что я должен еще положить в эту странную жидкость? Лягушачьи лапки, рог единорога и кровь девственниц? Поскорее бы пришел хоть кто-нибудь из тех, кто поможет мне разделить эту участь.
Парень усмехнулся. И почему только сегодня ему так везло? Зато, он работает на завидном месте, на которое мечтают попасть многие, что и говорить. Искать плюсы даже в минусах порой помогало Эвану справиться с обстоятельствами, чтобы хоть как-то поддержать свой боевой дух. Аккуратно опустив половник в кипящую жидкость, поваренок принялся размешивать варево. Сейчас он представлял себя старинным колдуном, и, чтобы хоть как-то поднять себе настроение, Келли состроил злобную гримасу, которую дополняла ехидная улыбка. Парень представил, что он варит зелье, которое, например, позволит ему влюбить в себя без задних ног первую девочку, которая войдет в двери столовой. В голове у светлячка заиграла музыка Грига к пьесе Пер Гюнт, а именно «в пещере горного короля». Это произведение создавало атмосферу злобного гения. Эван уже и позабыл о том, что ему все-таки нужно приготовить хотя бы просто съедобный суп. Но это длилось не долго, и, когда поваренку надоело изображать из себя злого колдуна, мешающего любовное зелье, улыбка вновь покинула его лицо. Как ни крути, а сейчас не до шуток, ведь приходилось отдуваться за всех, и в планах было не только размешивание супа. Оставив самое простое из занятий на кухне, жертва обстоятельств принялась кое как чистить картошку: ему поручили это дело, заметив, что парень очень даже весело размешивает суп. Где это видано, чтобы работа приносила удовольствие. Работа – это не развлечение, нравиться мешать суп? Не тут-то было! Займешься другим неблагодарным занятием. Понравиться ли тебе чистить картошку самым тупым ножом, который только можно было найти на всей кухне? Тут уж было не до веселья. Эван тщетно пытался найти хоть какие-то, даже самые маленькие плюсы в чистке картошки таким тупым предметом, как суслик, но пока что этого у него не получалось. Не в обиду сусликам, парень неплохо относился к этим животным, но другого сравнения на ум не приходило. Нехотя светлячок отрезал ломти картошки, вместе со шкуркой, за что позднее получил по своей недовольной голове и был вынужден стараться отрезать только тонкую шкурку, что не сильно у него получалось. На лице у Келли можно было разглядеть отражение боли и обиды всего того народа, который в девяностые годы испытал великое унижение со стороны безумного сапожника, решившего, что он вправе подчинить себе весь мир и провозгласившего себя начальником напуганной, но, тем не менее, отчасти жестокой нации. Из раздумий чистильщика картошки вывела себя открывающаяся дверь на кухню. В мыслях у Эвана моментально заиграла очередная пьеса Грига. На этот раз это был танец Анитры. Келли и сам был не прочь пуститься в пляс, так как решил, что вот оно, его спасение. А спасение поваренка уже успело появиться в дверях. Это была белая хрупка девочка, лет тринадцати, невысокого роста и со средней длины тонкими волосами. Белая – именно этот цвет был первой ассоциацией парня, увидевшего странную обитательницу приюта. Поначалу, внешность спасительницы светлячка немного испугала его, но позднее, буквально минут через пять, уже было отчаявшийся чистильщик картошки, заинтересовался нарушительницей его спокойствия. А со стороны это выглядело так: с ножом в правой руке и съедобным плодом в другой, мученик поднял усталый и отчаявшийся взгляд на двери, в которых стояла девочка. Затем у него приоткрылся рот и засияли глаза спасительной надеждой. Затем, сомкнув губы, голова немного склонилась на бок, и голубые глаза уже изучали белую девочку с ног до головы. Что и говорить, в эти минуты Эван вовсе не думал о приличии или ощущениях предмета своего изучения, которому, возможно, и было неприятно, что его окидывают изучающим и наглым взглядом. И, хотя чувство недовольства за опоздание пришедшей помощницы пришло к поваренку позднее, сейчас Келли было все равно: он был рад, что теперь не придется страдать одному и воевать с картошкой, которая вовсе не хотела лишаться своей защитной оболочки.

0

3

Нормальный сон? Нет.
Эта беловолосая девчушка, увы, не знает этого слова. Она может ночами рисовать, оставаясь наедине с собой и демонстрировать на бумаге изнанку мира, исключительно в серых тонах. Этим, собственно, Эйлин и занималась: сидела на кровати, обложив себя карандашами разной мягкости и обрывками бумаг, на которых можно было рисовать. И так до самого рассвета, девочка без устали рисовала, пополняя свою папку с рисунками новыми «произведениями души».
Комнату постепенно наполняли теплом лучи солнца, а единственным звуком была музыка карандашей и бумаги. «Еще немного… пару штрихов, и можно идти спать». Плавный взмах кистью руки. Лин застывает, нахмурившись, и поднимает взгляд куда-то перед собой. Стало слишком непривычно светло в комнате, и это ее напрягло.
- Ооо… уже утро? – озадаченно спросила саму себя альбиноска, потянувшись. – Еще и на кухню идти, - сквозь зевок.
Элин никогда не опаздывает. Точнее будет сказать, что она старалась не опаздывать, ибо иногда приходить вовремя – было чем-то уровне научной фантастики. И дело даже не в отсутствии такой черты, как пунктуальность, нет-нет, а больше в творчестве, которое иногда подводила за руку Уоллес к миру без сна. Заботливо, неторопливо и самозабвенно. И она подчинялась, хоть чему-то.
Лениво, девчушка собирается, надев черное платьице в белый горошек, и, накинув сверху белую кофту, - чтобы не мерзнуть, - выходит из комнаты.
- Are you, are you coming to the tree, - тихий голос среди пустого коридора. - Where I told you to run so we'd both be free, - и пустой взгляд сквозь. «Я почти уверена, что большинство проспали и никого на кухне не будет. Ах, как это будет чудесно».
- Strange things did happen here, no stranger would it be… - и тут будто обрезали резко провода. Заправив выбившуюся прядь белых волос за ухо, Уоллес запинается, почувствовав себя неловко, но почти сразу же берет себя в руки, искривив уста в полуулыбке дикого зверя. Переплетение красного и голубого цвета.
Хмурится. Они изучают друг друга, и не скрывают этого. И ее это раздражает, кидает в дрожь и лишь одними губами произносится что-то обжигающее. Лин окинула взглядом нож в одной руке и картошку в другой, а потом переводит взгляд на незнакомого парнишку. «Повезло же тебе».
- Не смотри так на меня, бесит, - наконец выпалила беловолосая, закрывая за собой дверь ногой. Еще раз окинув взглядом, Эйлин хмыкнула, мысленно для себя отметив, что поваренок будет старше нее. Насколько? - А ты я смотрю, криворучка. Кто же так картошку-то чистит? - мерзкая улыбка.
Альбиноска тем временем упорхала к шкафчику, где она прятала свой фартук. Надев его и завязав волосы в хвост, девочка быстрыми шагами оказалась возле поваренка. Заглянула в кастрюлю и ее улыбка тут же смылась. Обладательница красных глаз поморщилась и, мысленно сделав вывод, что помощник у нее непутевый, перевела взгляд с супа на молодого человека.
- Совсем не годится, принцесса, - изучает черты лица. – Меня зовут Эйлин, если что. Тебя-то как? А то придумывать тебе всякие прозвища я устану, - тонкие пальцы Смерти аккуратно перехватывают нож и несчастную картошку из рук парня, не оставляя ему особо выбора. Не дано чистить – не чисть.

офф:посты совсем ночью не идут

+1

4

Из мира фантазий пришлось возвращаться на землю, увы. Резкое замечание новой знакомой парнишки по поводу его взгляда, бессовестно изучающего странную внешность девочки, каких он ранее не видел, немного осадило бесцеремонность поваренка и заставило вспомнить о значении слова «вежливость». Голубые глаза в тот же миг смущенно опустились вниз, изучая срезанную кожуру картошки, с которой он так отчаянно боролся. Но, судя по тому, какая картина создавалась, если посмотреть на все это со стороны, то попытки парня отстоять свою позицию и добиться уважения от картошки, явно были безуспешны. Что и требовалось доказать: вновь пришедшая помощница быстро поняла, что Келли безнадежен. Парень только и успел открыть рот на ее раздосадованный возглас:
- Кто же так картошку-то чистит?
По крайне мере, так показалось поваренку. Он подумал, что явно не превзошел ее ожидания. И правда, кому понравится, когда тебе подсовывают какого-то неумелого новичка. Сразу же прибавляются проблемы: мало того, что от него и помощи не жди, так еще и учить его чему-то надо, исправлять ошибки, которые он натворит. Наказание, что ни говори. Порой, в такие моменты начинаешь думать, чем ты провинился и что сделал не так. Именно поэтому, сам Эван и предпочитал делать все самостоятельно, не поручая дел другим. Но в готовке явно уступал девчонкам, и тут не поспоришь. Природой не было предусмотрено, что когда-нибудь светлячок начнет помогать на кухне. И, несмотря на то, что отец воспитывал его по всем традициям английской армии, картошку он чистить сына не обучал. Хотя, кое-что парень все-таки умел делать в кухонных делах: посуду он мыл хорошо, а еще так же хорошо ел отцовские коржики. Если бы обязанностью на кухне было поедание коржиков, несомненно, парень был бы в этом деле лучший. Но работа есть работа, удовольствия в ней мало. Разве что тем, у кого хобби такое: картошку чистить. Все, что парень в эти минуты смог выдавить из себя, это смущенное и, в то же время, звучащее с ноткой иронии:
- Ну… Я так чищу… - Соображая, что же ответить беловолосой девочке, Келли только и смог придумать, что глупо улыбнуться и произнести:
- Это тайное искусство чистки картошки, она так вкуснее будет. Ты сама попробуй!
Совсем не думая над тем, что же он произносит, парень начал понимать, что выглядит он глупо. Особенно это касалось того, что девочка уже две минуты назад забрала нож и картошку из рук поваренка и самостоятельно принялась исправлять все, что успел натворить новичок в ее отсутствие. Эван был явно благодарен ей, ведь если бы Эйлин не пришла ему на помощь, то все дети ели бы кору деревьев, на пару с самим виновником торжества. Причем более на кухню ему был бы заказан вход, и прослыл бы он врагом завтраков, обедов и ужинов среди остальных детей. Вздох облегчения, и светлячок принялся мешать суп, когда вспомнил о том, что нужно представиться, ведь ему задали вопрос. Теперь уже поваренок пришел в себя и трезво воспринимал все происходящее: картошка ему более не мешала, враг был повержен. Держа в руках половник, парень обернулся и мягко улыбнулся, взглянув своими небесно-голубыми глазами на девочку, чей взгляд теперь глубоко засел в памяти неумелого поваренка. Эти алые глаза, так гармонично и, в то же время, резко и необычно сочетающиеся с белоснежными волосами, крича всему миру о том, что их обладательницу невозможно подчинить этому миру, Келли явно не забудет. Ему захотелось нарисовать ее, в цвете, на льняном листе для акварели формата А3, и повесить в рамку у себя в комнате. Странное чувство охватывало парня. Обычно, когда он с кем-то знакомиться, то о доверии и речи быть не может, уж не говоря о том, чтобы ему хотелось продолжать знакомство и разговор. В этих делах светлячок был пассивен, речь о дружбе можно было начинать только после того, как общение будет длиться около шести месяцев – года. И то, это происходило чаще в тех случаях, когда новые знакомые сами интересовались парнем и не давали ему покоя. Может, оттого и круг его общения на половину состоял явно из тех, кто являлся душой компании, буйным прилипалой или просто добродушным малым, желающим общаться с Келли. Это не значило, что Эван без собственной прихоти и желания общается с какими-то энергичными шалунами, нет, вовсе не так. Среди приятелей парня были и те, кто предпочитал одиночество или душевные разговоры. Просто с каждым человеком знакомство происходило по-разному, и, в случае вторых, обе стороны не были настроены, поначалу, продолжать знакомство до тех пор, пока не осознавали, что нашли в какой-то мере родственную душу, общие интересы или просто желание помечтать о чем-нибудь вместе именно с этим человеком. Но, в текущей сложившейся ситуации, любителю одиночества захотелось продолжить общение. По крайней мере, до тех пор, пока он не сможет нарисовать картину. Новая знакомая явно не согласилась бы на это, попросив он ее сейчас попозировать. Она сочла бы его за сумасшедшего и более не связывалась бы с ним. К тому же, ранее ее вывел из себя наглый взгляд парня, изучающий ее с ног до головы. Видимо, она не любит, когда кто-то так бесцеремонно позволяет себе лишнего.
- Эван. Можешь так меня называть.
Надо же, их имена начинались на одну и ту же букву, и заканчивались тоже одинаково! Что ни говори, а это было явно злой шуткой или просто насмешкой судьбы.
Какая ирония! Да еще и оба поварята! Надеюсь, что я ее еще не раздражаю. Потому что, будь я на ее месте, явно бы уже развернулся и ушел отсюда. Потому что ранее надеялся бы, что никого на этой проклятой кухне не будет. А тут нате вам, какой-то новичок.
- А ты часто придумываешь прозвища? – Отвернувшись к кастрюле с супом, чтобы тот не превратился в несъедобное варево из-за оплошности поваренка, Келли продолжал разговор, - Ну вот меня, например, как бы ты назвала?
Светлячок явно игнорировал ранее сказанное Эйлин слово «устану». Ему было интересно, что же она думает о нем, ведь, скажи она сейчас, как бы назвала его, сразу стало бы ясно ее первое впечатление о криворуком чистильщике картошки. Возможно, Эван бы даже не смутился, назови она его грубо или нецензурно. Наоборот, он был готов к этому, потому что уже мог ожидать от беловолосой умелицы всего. А прозвище отразило бы все, что она о нем думает. Назови она своего нового знакомого сусликом, он бы решил, что она права на все сто процентов. Келли явно выглядел со стороны как самый настоящий суслик, глупо ищущий оправдание собственному неумению чистить картошку. Да еще и с глупой улыбкой. Хотя, это было только поначалу, поэтому сейчас он уже сам понимал, что сусликом она обозвать его просто не может. Разве что, ссылаясь на самое первое впечатление. Обычно, Келли сам руководствовался первым впечатлением, делая выводы о человеке и дальнейшем с ним общением, ведь чувство, которое он испытывал при первом взгляде на человека, никогда не подводила светлячка. В дальнейшем, даже будучи обманутым ложным добродушием, Эван держался с такими людьми настороже. И, что ни говори, а в половине случаев он оказывался правым на счет этих людей. Но это был лишь его собственное мнение, разные люди могут по-разному относиться друг к другу. Эван просто боялся, что по собственной глупости может обжечься в очередной раз, и, поэтому, не доверял тем, кто не подтвердил свою надежность на деле или временем.

0

5

- Это тайное искусство чистки картошки, она так вкуснее будет. Ты сама попробуй!
На что альбиноска лишь помотала головой, тонко ухмыльнувшись. Выглядело это глупо, но забавно. По-детски забавно,  себя так мог бы вести ее ровесник, но не Эван. Решила для себя. Эйлин, которая в свои тринадцать не вела себя как тринадцатилетняя. Уж больно много вещей она понимала и, собственно, знала.
Уоллес чувствовала что ее изучают, но не подавала виду, сосредоточившись на своей работе. Отложив на время картошку с ножом, она достала еще одну кастрюлю, налила туда воды и поставила на огонь. Добавила сахара, сушенного кизила, яблок и мороженой малины, которую она нашла здесь с трудом. Компоты она делала вкусными, не слишком сладкими, отчасти балуя детей. А ближе к Рождеству беловолосая девчушка могла приготовить печенье, представляете? С легким запахом корицы, в виде звездочек. В такие моменты многие на время забывают, какая все же Уоллес дикая. Но, сердце у нее все же было, в отличие от Джека. «Он смотрит на меня как-то… странно. Не с таким отвращением, как все». Альбиносы редко у детей вызывают положительные эмоции. Белая ворона среди черных, а дети не слишком любят тех, кто хоть как-то отличается. Она же отличалась слишком, она была вырви-глаз в этой толпе черных ворон. Хмыкнув, Эйли нахмурилась, перемешав кастрюлю с компотом, и убавила огонь. «Странный мальчишка, все же».
- Эва-ан, - растягивает имя, не поднимая своего взора на его обладателя. – Я запомню. А прозвища? Честно, лезет в голову только принцесса. Вроде не такое обидное, правда? – она добродушно скалится, на мгновение заглянув в глаза парнишки. Хотела поймать реакцию за хвост, но долго в глаза почему-то смотреть не могла. Смущалась, что ли. Не похоже на Уоллес, совсем. Может все потому, что ее воспринимают более-менее нормально? Непривычно, скорее. Да, так будет ближе.
- А как тебя сюда судьба привела? В поварята-то криворучек не берут, - старается мягко интересоваться, но у нее ничего не выходит и она возвращается к чистке картошки. Попытка почистить ее быстро не удалась, ибо девочка умудрилась порезать палец. Слегка, но кровавую полоску на подушечке указательного пальца можно было увидеть. Приложив палец к губам, Эйлин посмотрела на Эвана. – Недалеко от тебя есть шкафчик, глянь, нет ли там что-нибудь похожее на бинт? «А то придется отрывать от фартука, а я не хочу».

0


Вы здесь » Orphanage "Ring of Bells" » • Флеш » И где-то хлопнет дверь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC