Эйлин Джек Вилли
дым

Orphanage "Ring of Bells"

Объявление












Новости Каталоги
[14.01.2015]
Идет запись на квест "Вы как раз вовремя", Дары волхвов и Замерзшие души.


[05.01.2015]
Запущен конкурс 18 призраков.


[19.12.2014]
Произошла смена игровой системы.
Игра Квесты
/1/ - /5/
20.12.2011 - 24.12.2011
Кармэла и Джека, праведника и грешника, поймали в гостиной и отправили в подвал за фонарями. Но, кажется, в подвале они не одни. Смогут ли ребята забыть на минуту о ссоре и объединить усилия, чтобы избежать неприятности?
"Вы как раз вовремя"

Темнота сгущается

Дары волхвов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Orphanage "Ring of Bells" » • Третий этаж » /5/ концерт для безбилетников


/5/ концерт для безбилетников

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата, время: 24.12.2011 10:27-__:__
Место: Третий этаж. Преимущественно проклятая комната под номером 13.
Участники: Изначально три Аллена Марк, Стивен да Люк
Описание ситуации: Рождество к нам мчится, скоро всё случится... Так, а кто это ещё не развесил носки для подарков и не украсил комнату? Нет, положи грязные носки! И не надо (!) шурупами прибивать их к стене.
В общем, праздник на носу, а у Алленов, как всегда, боль и тлен по углам разбросана. Непорядок. И как всегда, ребята нашли всё, кроме того, что нужно.
13 часов 33 минуты, чтобы украсить комнату и дожить в том составе, что есть, до Рождества. Время пошло.

картинка в подарок

http://cs622023.vk.me/v622023247/129f9/58WDEih8HMI.jpg

0

2

Канун рождественской ночки - поистине грандиозная пора, в кою творится волшебство, боброта и непотребные ахтунги, ибо куда уж без этого. Люк воодушевленно слонялся по коридорам приюта, заглядывая чуть ли не в каждую дверь, вдруг что-то интересное пропустит. Однако кругом зарделась тишина могильная: ни звука, ни шороха, даже половицы не скрипят, то и понятно, у них паркет кругом с линолеумом, относительно новым, кстати. Братьев своих с утра не видывал, кинув тем героически перед уходом: "я вашу тоску на туе вертел, посему и развеять сумею", прошпарил да свалил, так ничего, собственно, и не отыскав. Интересно узнать, где все товарищи-сиротки шляются? Неужто по комнатам сидят, начертив меловые овальчики у кроваток? Живя с призраком буквально бок-о-бок, Акула давненько наплевал на все предрассудки, почему-то наивно веря в то, что братец-утопленник обязательно придёт и спасёт, стоит какому-нибудь особенно бурному полтергейсту заползти под их с Марком постель. Мысли о старшом бро, кой ещё дышит и жрёт, до сих пор приносили странные ощущения, мурашки по затылку в салочки играть начинали, а за повязкой щипало. Но по-обыденности, Люк отгонял всю эту шушеру головную аки ос от арбуза, хотя последних чертовски боялся.
Начальники отсиживались в гостиной, уплетая пятичасовой чаек с ватрушками, сам Циклоп окстился от сладкого три года назад, стоило лишь узреть предсмертные потуги Белоснежки.
Итак, что мы имеем, а что, печалька эдакая, имеет нас. Медленно развернувшись по своей оси, Люк прикусил фак. Как учили запретные фильмы Метаморфа, для улётного Рождества необходимо бухло. Алкоголь вообще любое дело разрулит, расслабит и размажет, от него взрослые становились елейными мямлями, подростки блевали, животные откидывали копытца, ну отщепенцам приютским точно должно свезти, тем более четырнадцать лет - ни хухры-мухры уже. Отлично, цель намечена, теперь средства. То, что их скромная обитель пропагандировала радугу с единорогами, плюс мораль-духовность-ценности, сомнений не было, но бытиё учило: всё - ложь, мир - овно, дети не из капусты вылазят. Посему одноглазый паренёк, послюнявив пряди взъерошенных кудряшек, решительно двинул в единственное место, куда сунуться решит лишь самый долбанутый лол. Чердак.
Чего там только не прячут и не прячется. Слушки ходили разные, один Акула сколько сочинил. Про красного кролика, сосущего кровь девственниц, про бабочку-мясоеда, деда-некрофила, тащемто, на что хватило юношеской больной фантазии. Сам он верил в привидений, встретить их там - плевый бизнес, бедняжки прячутся, боятся обнаружить себя, таки хорошо являться живым, пусть тварью дрожащей, зато при добром здравии и ворохом возможностей впереди.
Ступеньки, ведущие к чердачному помещению, были особо хлипкими, от них так и веяло стариной, пылью да смертью, просто воняло, предостерегая глупых детишек о потенциальных опасностях. Несмотря на дюжинную храбрость вначале, сейчас море по коленку перестало казаться, Люк гулко сглотнул подступивший к горлышку комок, толкало вперед лишь желание не дать слабину перед братьями, пусть один давно подох, впечатление о себе перед потусторонним хотелось оставить порядочное.
Кашель сам выбился из хрупкой груди, бриджи изгваздались в густом пыльном слое, на щеках цвели чумазые пятна, мда, Циклоп тут хорошенько поёрзал, периодически чихая и кашляя. Барахла наваом, но ничего похожего на градусные стекляшки. Досадно!
- Ррр, гори в аду! - малец прорычал и пнул стоящую рядышком коробку, та не выдержала сякого непотребного к себе отношения и завалилась набок, открывая прекрасный вид на ещё одну картонную упаковку, белого цвета с надписью в черном квадрате. Обложка совершенно не суть, главное содержимое, кстати, очередное выученный в приюте урок. Тряхнув вышеназванную, уху пиявки предстал чудесный звон стекляшек, гулкий, значит внутри определенно что-то есть, жидкость. Бинго-яблочко-эврика-хуэврика!
- Марк! Марк, погляди и сдохни от восторга. - в комнату он заявился через час после найденного добреца, ведь необходимо было свалить незамеченным, аккуратно передвигаться по коридорчикам, заигрывать няшку перед парой-тройкой воспитателей, объяснять любопытным идиотам, что это игрушки елочные, а не что-то там такое-эдакое-дай-поглядеть. В общем, труден и тернист наш путь, но всё позади. - Кто тут бог, кто всех нагнёт! - почти с рифмой, ящик звонко грохнулся на пол, оповещая присутствующих о своем нетрезвом содержимом. Серо-голубой глаз гордо сверкал по сторонам, не имея возможности сразу же сфокусироваться на фигуре перед собой. Хвалите меня, хвалите полностью, кричал внутренний Люк.

0

3

Быть джентльменом - святая обязанность всякого уважающего себя человека, считал Стив. Считал, когда малютка-Люк притащил в их комнату ящик бухла.
Так в их жилище ворвался аромат праздника.
И негодования.
Ведь распитие спиртных напитков мало того, что против всяких (как Колокольных, так и конституционных) правил, так и противоречит укладу жизни истинного джентльмена. Ведь джентльмен не обладает скверными привычками, вежлив, вышколен, помогает ближнему и не существует.
В считанные секунды коробка, опрометчиво брошенная малым, выдала в себе характерным звоном алкоголь и стала врагом народа - народа, живущего в душе Аллена дохлого. Врага, от которого надо было избавляться быстро и неминуемо, как молнии, чтобы никто не заметил, а Люк забыл.
Но изначально стоило раздумать о причинно-следственной связи. Ведь Люк, которого следовало назвать скотиной одноглазой, но называл Стив забавным братом, зачем-то шел (читай, поднимал ленивый зад) на чердак, зачем-то копался и зачем-то старался (впрочем, для неведомых всякому почетному и благовоспитанному человеку дел он старался изнурительно часто). Причина была, и была простой: приближалось рождество. Скоро святой Николай начнет дарить подарки, люди начнут осматривать украшения... Раз негодник Циклоп таким способом решил позаботиться о настроении, то остальным следовало заняться украшением.
Белоснежка вздохнул. Он по складу своей хрупкой, чувствительной души не мог глядеть на бутылки, поблескивающие на свету. Здесь на полк бы хватило, а уйдет в его - подумайте! - в его братьев! Они так рано побредут на эту скользкую, ужасную дорожку алкоголизма, скандалов и истерик, блевоты по утрам! Он хотел взяться за голову, но, подумать только, у него нет ни ощутимых головы, ни рук. Стоит сказать, что бедолагу это ни капли не обрадовало. Он прекратил чтение газеты на кровати Марка и начал лежание на ней. Головой в подушку, в состоянии убитого бревна, сознавая, как в этой стране живут алкаши (простите грешного, больные зависимостью) и какими повадками они знамениты.
Когда печаль вошла в пик, Белоснежка, проводив Люка грустным и упрекающим как никогда взглядом (мальчишка должен был сознаться во всех грехах и выкинуть бутылки из окна, но он почти никогда, к личному сожалению своего мертвого брата, не делал того, что должен), ушел из комнаты. Дабы продолжить печаль в одиночестве. Такой обиженный уход был так же атакующим маневром для Аллена младшего... Перевоспитание было остро необходимо.
- Марк, тебе бы следовало украсить комнату. Я буду искать в подвале, - подвал - место депрессий, самобичевания, угнетения! О сколько же горя там было пролито, сколько несчастий перетерплено!.. Или перечерплено? Ай, ладно, сколько несчастий исчерпалось!
Следовало, к слову, напомнить, что пара вполне материальных и вполне реальных братьев некоторое время назад не явились вовремя и оставили свой уголок без уготованных украшений, а отдало свою долю жадным до красоты соседям-девчонкам. Уступать - это, конечно, хорошо, но оставлять комнату без единой игрушки - ни капли. Собирать свою долю по всему приюту, сдирая с дверей венки, Стивен не мог - больно невежливо, и решил, что украшения можно, так и быть, просто найти - то есть бесхозные присвоить. Или сделать из сподручных материалов.
По дороге подвального пессимизма глянуть было бы неплохо... К тому же, обман - дело гнусное, будет неприятно возвращаться с пустыми руками. Скажем так, "я - добытчик"-синдром. "Я - хищник, я - самец", и все в таком духе.
Он плюхнулся на знакомый старый сундук, всегда покрытый пылью, приготовился углубиться в свои печали и подумать, как достать свою родню, последнюю родню, из плена бездны падшего общества. И понял, что его сундук-то ни капли не в пыли, при том порядком насторожившись. И устроив, разумеется, обыск сундука: внутри лежали палки фейерверков. Похоже, кто-то из постояльцев приюта заныкал на рождество такой вот чудесный дар.
"Фейерверки детям в Колокольном звоне запрещены" - знал Стивен Аллен, и именно поэтому пришел к выводу, что взрывоопасные вещи следует изъять у неизвестных. К тому же, Стив - не ребенок, и даже не живой, и его комната осталась без единой игрушки, что несправедливо, значит, ему уже можно. Удовлетворенный и временно забывший о проблеме алкоголизма, Белоснежка сложил палки в пакеты и утащил в комнату, где встретил, однако, нечто...

0

4

Бздыньк! О этот прекрасный манящий звук лёгкого удара наполненного алкоголем сосуда о другой, точно такой же сосуд. Просто услада для ушей и бальзам на сердце. И вот ещё вроде не пил, а сразу хочется так и пуститься в пляс с весёлыми песнями, и кружить, кружить вокруг коробки с драгоценным пойлом...
Однако здравствуйте, дорогой Марк Аллен, я Ваша совесть и спешу напомнить Вам, что Вы являетесь человеком высоко нравственным и до уровня простого обывателя, распивающего подобного рода напитки, не опуститесь, ибо с той позиции недалеко и до непристойных жестов в компании сомнительных джентльменов и легкодоступных барышень, а вам ещё жить и жить... в общем, забудь про бухло, шлюх и блекджек на ближайшие надцать лет, ты же няшка.
Потому приходится лишь томно вздохнуть, соглашаясь со своей высокоморальной совестью, пихнуть Стива в бок, чтоб с кроватью по-аккуратней был, а то вдруг мертвечиной провоняет её, и, пару раз взмахнув ресницами, робко поинтересоваться:
- Что там у тебя? - естественно после это фразы нужно подойти к данайцам дары приносящим и заглянуть, что же там находится, изобразив любопытство. Получилось. Дальше надо откупорить бутылку и... стоп. Не тот рецепт. Теперь надо удивиться и кинуть коробок на пол с криками беременной белуги, причитая что-то вроде "как ты мог в нашу обитель принести сею скверну, смерд?". Весь фокус в том, чтобы коробку на пол в гневе кинуть, но бутылки не разбить, однако заставить понервничать тех, кто бутылки хочет употребить, так можно найти своих будущих собутыльников, которые с красными носами дружно будут кивать и говорить, мол, какой короб, милейший? никакого коробка с алкоголем здесь никогда и не было.
Так Марк и сделал, правда ещё всплеснул руками для пущего эффекта и забеспокоился:
- Нам же нельзя! - а взглядом так зырк по сторонам, мол, правдоподобно ли сыграно, господа? Первым не выдержал Стив и, раздав в лучшей своей манере поручения ("бу-бу-бу, я тут рациональный рационал всем задания раздал" - естественно тихо и себе под нос), удалился в подвал за подарками, тьфу, то есть за украшениями. Подумав секунд тридцать о подарках (о их отсутствии), а по большей части убедившись, что самый менее живой брат ушёл достаточно далеко для резкого появления из стены в самый неподходящий момент, Марк повернулся к младшему с маньяческой улыбкой.
- Чего стоишь? Давай по чуть-чуть, для поднятия рождественского настроения и боевого духа.
Надо отметить, что пить Хромой не хотел. Поднять настроение и показать мелкому, как всё это вредно, а алкоголь -  бяка - это да. А пить? Ну что вы, извольте. Это всё Второй. Вот, да. Хорошее оправдание. Просто отличное. Второй его бедный несчастный организм споил. Или даже не оправдание, может, и вправду Второй начал? В общем, к открытию второй бутылки Марк уже запутался где он, где Второй и чему именно он хотел научить мелкого: вообще не пить или как правильно пить?
Стив, с его бестелесностью, появился как всегда не вовремя. И уже с игрушками. Или что там у него? Разглядеть Марк не успел, только зная, что влетит (не важно, за алкоголь ли или не найденные украшения), он вдруг почувствовал в себе столько храбрости, столько храбрости, что... отправился за украшениями. Быстро по коридору направо, а там вниз по лестнице, пока от брата не попало. В чём был (в свитере, драных джинсах и шапке Санты), в том на улице и оказался. Холодно. А посему действовать надо быстро. Алленам нужны венки?
- Будут вам венки.
Хромой даже знает, где их достать. И совершенно бесплатно, знаете ли.

0


Вы здесь » Orphanage "Ring of Bells" » • Третий этаж » /5/ концерт для безбилетников


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC